История о «спящей» швабре.

IMG_2214Порой бывает так, что мы, пытаясь объяснить какое-то явление или факт, запутываем малыша окончательно!

Представьте себе полутарогодовалого исследователя, который не так давно встал на ноги, наконец освоился с непослушными руками и ногами, уже попробовал не только на зуб, но и на «щуп» предметы, которые заприметил еще с маминых рук, и которые наконец-то оказались в зоне его досягаемости. Теперь все самые срочные дела выполнены, малыш начинает осматриваться, наблюдать, осмысливать более широкую реальность. Конечно же, в поле его внимания начинают попадать вещи, которыми часто пользуются взрослые.

Их цели пока не очень понятны ребенку, но есть огромное желание подражать и еще — упорядочить и хоть как-то начально систематизировать уже значительный багаж впечатлений, который начинает пополняться просто в геометрической прогрессии, ведь и возможности тела, при помощи которого получаются эти впечатления, сильно возросли.

И вот, внимание привлекает швабра, которая стоит в углу коридорчика, чтобы подтереть пол, когда в непогоду натекают лужи с колясок, зонтов, сапожек. Наш герой (как и многие другие посетители нашего центра такого возраста) явно подбирается к ней с намерением потрогать и как-то использовать. Как правило, если мама не против, мытье пола становится на пару недель любимым занятием и вызывает отличное сосредоточение, движения малыша приобретают все большую плавность, ловкость и скоординированность, а разные виды уборки рассыпанного и разлитого во время занятия вообще не требуют напоминания.

Но наш герой еще совсем недавно начал ходить на занятия, мама не одобряет повышенного интереса к швабре и пытается найти объяснения своему запрету на манипуляции с вожделенным предметом. В итоге звучит фраза, которую я часто слышу от мам как в песочнице, так и дома, в магазине или где-то еще.

«Не трогай швабру, она СПИТ»!

Теперь попробуем разобраться, как ребенок до 3 лет воспринимает такое высказывание? Во-первых, он воспринимает его буквально. Да, мама хочет апеллировать к его еще весьма необширному жизненному опыту, в котором уже есть некое представление о том, что когда спят, не нужно беспокоить. Хотя настоящее понимание о том, что о спящем стоит позаботиться, на мой взгляд еще недоступно малышу в этом возрасте. А вот представление о слове «спит» уже есть.

Ребенок помнит очень хорошо, что его кладут в кроватку или коляску и  говорят ему «спи»; мама иногда предупреждает: «тише, папа спит!», при этом ребенок видит отца лежащим. «Мы с тобой сейчас пойдем спать» — означает, что мы с мамой ложимся.

Итог — у малыша есть полная растерянность: как швабра может спать стоя???

Если мы вспомним о том, что именно сейчас ребенок активно входит в период «порядка», то нам станет понятнее как подобные неосознанные и, казалось бы, невинные высказывания могут стать причиной серьезного дисбаланса в эмоциях и поведении малыша. Только-только начинающая строиться картина мира рушится, потеряна точка опоры, и как тот или иной ребенок будет с этим справляться, трудно прогнозировать.

Это зависит от целого ряда факторов:
— насколько это высказывание его поразило;
— сильно ли эмоционально заряжено было желание взаимодействовать со шваброй;
— какие именно этот малыш проявляет особенности при укладывании спать;
— насколько ему интересна тема сна своего и других людей;
— склонен ли он от природы действовать или размышлять над фактами и явлениями и многое другое.

Кто-то может устроить протест и истерику сразу, кто-то попробует уложить швабру на пол или в кровать, кто-то может отказаться ложиться и будет упорно стоять в ситуации укладывания, кто-то возможно просто проигнорирует мамины слова.

Важно, чтобы мы учитывали важность наших высказываний для ребенка и стремились к осознанной точности речи. Речь взрослых помогает ребенку соединить разрозненный опыт впечатлений в единую  картину мира и научиться пользоваться речью в соответствии с ней.

Автор: Катерина Сорокина

Поделиться: